Smartgroup

  • Поиск по сайту

Советы

 

Задержание подозреваемого — мера процессуального принуждения, носящая неотложный характер и состоящая в помещении лица, подозреваемого в совершении преступления, в изолятор временного содержания сроком не более чем на 48 часов для решения задач уголовного судопроизводства. Недостаточно четкая законодательная формулировка целей и содержания данной меры процессуального принуждения приводит к разночтениям в правоприменительной практике и, как следствие, нарушениям прав граждан.

Сущность уголовно процессуального задержания как меры принуждения состоит в кратко временном лишении свободы гражданина, подозреваемого в совершении преступления. Со гласно п. 11 ст. 5 УПК РФ срок кратковременного лишения свободы исчисляется с момента фактического задержания, которым является момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 15 ст. 5 Кодекса).

Необходимо четко разграничивать уголовно правовые понятия «ограничение свободы» и «лишение свободы». В п. 15 ст. 5 УПК РФ сущность момента фактического задержания законодатель отождествляет с понятием «лишение свободы». Лицо, совершившее преступление, лишается свободы на основании протокола задержания подозреваемого. Фактически задержанного сопровождают в установленном законом порядке в изолятор временного содержания.

До возбуждения уголовного дела лицо, заподозренное в совершении преступления, свободы не лишается. Действия должностных лиц органов внутренних дел (например, участкового уполномоченного милиции, оперативного работника, сотрудников ГИБДД) по захвату (поимке) и доставлению лица, совершившего преступление, в орган дознания или предварительно го следствия предшествуют за держанию подозреваемого и образуют понятие «ограничение свободы». При этом доставление осуществляется в административном порядке на основе норм Закона РФ от 18.04.91 № 1026 1 «О милиции».

Если доставление лица, совершившего преступление, осуществляется сотрудниками криминальной милиции или милиции общественной безопасности органов внутренних дел в рамках возбужденного уголовного дела на основании постановления следователя о задержании подозреваемого, то оно с самого начала имеет уголовно процессуальный характер.

В соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ срок задержания может быть продлен судом по ходатайству одной из сто рон не более чем на 72 часа при условии признания задержания законным и обоснованным. Сторона обвинения, заявившая ходатайство, в течение указанного времени обязана пред ставить суду дополнительные доказательства, необходимые и достаточные для решения во проса об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Подозрение должно опираться на установленную расследованием совокупность фактических данных о причастности лица к совершению преступления в соответствии с одним из перечисленных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ оснований за держания. Подозреваемому официально объявляется, в совершении какого преступления он подозревается, и разъясняются права, предусмотренные ст. 46 Кодекса.

Задержание в уголовно процессуальном смысле могут осуществлять лишь специально уполномоченные на то законом органы государства и должностные лица, которые наделены правом возбуждать уголовные дела и проводить следственные действия: орган дознания, дознаватель, следователь. Решение о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления (с составлением об этом соответствующего протокола), по общему правилу может быть принято после возбуждения уголовного дела. Вместе с тем судебная практика не признает незаконным задержание лиц до указанного момента.

Следователь следственного управления при УВД Мотовилихинского рай она г. Перми И. обвинялась в заведомо незаконном задержании Ч.

27.04.2003 в 21.30 И., рас смотрев материалы по факту причинения Ч. тяжкого вреда здоровью Т., вынесла постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 111 УК РФ. В нарушение требований ст. 146 УПК РФ, не согласовав постановление о возбуждении уголовного дела с прокурором, И. приступила к производству предварительного следствия и в 22.15 составила протокол задержания Ч. по подозрению в совершении преступления. На основании этого протокола он был помещен в изолятор временного содержания УВД г. Перми.

Пермский областной суд 21.11.2003 оправдал И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, указав в приговоре, что задержание Ч. законно, поскольку оно не ставится в зависимость от возбуждения против него уголовного дела1.

УПК РФ не содержит понятия «цели задержания подозреваемого». Исходя из системного толкования норм института задержания подозреваемого, можно сделать вывод, что применение данной меры процессуально го принуждения допускается в целях выяснения причастности задержанного к преступлению и избрания в от ношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

В положениях Кодекса отсутствует четкое разъяснение относительного того, вправе ли следователь задержать лицо, совершившее преступление, для достижения иных целей: обеспечения участия лица, заподозренного в совершении преступления, в производстве следственных действий, где требуется его присутствие; выявления соучастников преступления; установления места нахождения орудий преступления, имущества, добытого преступным путем, иных существенных обстоятельств дела.

Определению целей за держания подозреваемого может способствовать право вой анализ оснований избрания мер пресечения.

При наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и обстоятельств, связанных с личностью подозреваемого, указанных в ст. 99 Кодекса, в исключительных случаях мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого для того, чтобы он не мог скрыться от дознания, предварительного следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного процесса, уничтожить доказательства либо иным путем препятствовать производству по уголовному делу. Учитывая, что основания избрания мер пресечения возникают после задержания подозреваемого, последнее предшествует применению заключения под стражу либо другой меры пресечения, которая не связана с лишением свободы.

Несмотря на общепризнанный в теории уголовного процесса тезис о том, что конечной целью задержания подозреваемого является его заключение под стражу, УПК РФ прямо не предусмотрено, что по окончании действия меры принуждения подозреваемый обязательно должен быть арестован. Целесообразность применения к за держанному меры пресечения в виде заключения под стражу может определяться следователем или дознавателем с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела, личности подозреваемого, тактических особенностей предварительного расследования и т. д.

Законность и обоснованность задержания лица, со вершившего преступление, оцениваются в соответствии с наличием оснований избрания данной меры процессуального принуждения.

Например, если лицо сначала было задержано, а в последующем освобождено из-под стражи в связи с отсутствием оснований применения меры пресечения в виде заключения под стражу, то вывод о его незаконном содержании в ИВС будет необоснованным. В таком случае следователь вправе избрать любую другую меру пресечения в отношении этого лица, сохранить за ним статус подозреваемого и тем самым обеспечить его надлежащее поведение в ходе предварительного расследования.

Анализ существующей практики в совокупности с положениями уголовно процессуального закона, устанавливающего порядок уголовного преследования и реабилитации невиновных лиц, позволяет сделать вывод, что незаконно задерживались только граждане, которые не были причастны к совершению преступления. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 27 и п. 3 ч. 1 ст. 133 УПК РФ они имеют право на реабилитацию. Если прокурор или суд отказывает в удовлетворении ходатайства о заключении подозреваемого под стражу, уголовное преследование продолжается, то право на реабилитацию не возникает.

Задержание подозреваемого следует признавать незаконным в случае, когда в материалах уголовного дела отсутствует достаточная совокупность фактических данных о причастности лица к совершенному деянию, действия такового не содержат признаки конкретного состава преступления либо следователем или дознавателем нарушен порядок задержания.

При задержании несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления не обходимо тщательно выяснять возраст, с которого наступает уголовная ответственность. Недооценка этого обстоятельства приводит к фактам грубо го нарушения законности.

Задержание несовершеннолетнего подозреваемого осуществляется на общих основаниях, предусмотренных ст. 91 УПК РФ. Дознаватель или следователь не позднее 12 часов с момента задержания обязаны уведомить кого либо из родственников несовершеннолетнего подозреваемого. Закон запрещает сохранять в тайне факт задержания несовершенно летнего (ч. 4 ст. 96 Кодекса).

Следует подчеркнуть, что законодательная конструкция оснований задержания в на стоящее время имеет различия с общими теоретическими разработками доказательственного права, объясняющими порядок принятия уголовно процессуальных решений. Орган дознания, дознаватель и следователь, принимая любое решение по уголовному делу, в том числе о задержании подозреваемого, обязаны исходить из достаточной совокупности фактических данных.

Основания задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, исчерпывающе перечислены в ст. 91 УПК РФ. Представляется, что в данной норме в качестве оснований задержания перечислены типичные ситуации, наиболее часто встречающиеся в повседневной административной и оперативно розыскной деятельности должностных лиц органов внутренних дел. Непосредственное обнаружение этих ситуаций до возбуждения уголовного дела, в частности, участковым уполномоченным милиции, оперативным работником, сотрудником патрульно-постовой службы позволяет принимать решение о захвате (поимке), ограничении свободы и доставлении лиц, заподозренных в совершении преступлений, в орган внутренних дел.

Согласно ч. 2 ст. 91 УПК РФ в отсутствие обстоятельств, указанных в ч. 1 данной статьи, лицо может быть задержано лишь в случаях, когда оно пыталось скрыться, не имеет постоянного места жительства, не установлена личность заподозренного, а так же если следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора направил в суд ходатайство об избрании указанному лицу меры пресечения в виде заключения под стражу.

Указание в ч. 2 ст. 91 Кодекса условий задержания лица, совершившего преступление, обусловлено тем, что такое основание, как «иные данные», содержит менее конкретизированные (по отношению к положениям ч. 1 данной статьи) сведения о причастности лица к преступлению. Если подозреваемый дает правдивые показания и не имеет намерений скрываться от следствия или дознания, то необходимость в его задержании отпадает. Игнорирование следователем специальных условий, перечисленных в ч. 2 ст. 92 Кодекса, на практике приводит к фактам незаконно го задержания.

Статья 91 УПК РФ обязывает следователя и дознавателя устанавливать мотивы задержания, которые необходимы для надлежащего оформления протокола, обеспечения обоснованного и эффективного применения меры принуждения задержания подозреваемого.

Мотивы задержания объясняют, почему для достижения поставленной цели необходимо и целесообразно применить именно данную меру процессуального принуждения, для предупреждения каких действий требуется изолировать подозреваемого от общества путем лишения свободы.

УКП РФ не раскрывает понятие «мотивы задержания» и не устанавливает их перечень. В теории уголовного процесса мотивы задержания отождествляются с основаниями избрания мер пресечения. Предлагаемая учеными и используемая на практике система мотивов задержания представляется узкой. По мнению авторов, действующее уголовно процессуальное законодательство позволяет расширить перечень мотивов задержания.